Любимому учителю посвящается

«Многих учителей вы со временем забудете. Но Веру Николаевну забыть невозможно...»


«Она прошла, как каравелла, по рядам» – пел наш 11 класс в далёком 2000 году на последнем звонке своему учителю – Вере Николаевне Козловской. Она стояла и украдкой утирала слезу – от предстоящего расставания щемило в груди.

Позади десять школьных лет, семь из которых нашим незаменимым учителем математики, а последние два года – и классным руководителем, была Вера Николаевна. В начальной школе она преподавала нам уроки рисования.

Учиться нам выпало в смутные 90-е годы. Учителям порой подолгу задерживали и без того скудную зарплату. Но Вера Николаевна никогда не жаловалась на жизнь, хоть и была та зарплата её единственным источником дохода. Бытовых неурядиц для неё словно не существовало. Главным для Веры Николаевны было нести нам знания.

В те годы зимы стояли суровые и, когда столбик термометра опускался слишком низко, школьники имели право оставаться дома. На урок нас приходило человек пять-шесть. Бастовали работники автобусного парка, выходила из строя видавшая виды техника, и пригородные автобусы не выезжали на линию, но неизменно каждое утро открывалась дверь класса, и появлялась Вера Николаевна в заиндевевшей от лютого мороза одежде. Ей в кромешную предутреннюю тьму (фонарей на трассе в то время не было) приходилось пешком идти от противочумной станции посёлка Биофабрика до троллейбусного депо.

Она искренно считала, что никакие морозы не могут быть причиной для отсутствия на уроках Математики (да, именно с большой буквы – ведь казалось, что для неё это не абстрактная наука, а живая сила). Вера Николаевна вспоминала, как в детстве, в 50-годы, она с ровесниками бежала в школу, и немыслимым считалось пропустить уроки. И снова писала на доске красивым почерком условия задач, чертила безукоризненные графики и чертежи. А в случае неправильного ответа журила ученика: «Математика тебе этого не простит!».

И троечники, перейдя в другие школы, становились хорошистами и отличниками по математике, ведь Вера Николаевна спрашивала строго и знания давала твёрдые.

Наша учительница – личность яркая и запоминающаяся. Её знала вся школа, а не только те, кто у неё учился. Женщина статная, небольшого роста, зато всегда на каблучках, с высокой причёской, прямой осанкой и непременно приподнятой головой, с ясными серыми глазами. Голос Веры Николаевны помнят все ученики – низкий, сильный, громкий, с хрипотцой. Когда она шла по коридорам, все её слышали, быстро переставали списывать и рассаживались по местам.

Сложно найти учителя, который бы так любил свой предмет, как Вера Николаевна любила математику. И она, как могла, передавала свою любовь к предмету и нам, её ученикам.

«Вы не меня обижаете, вы Математику обижаете!», – отчитывала она нас за очередные ошибки. И математику у неё хорошо знали все, ну или почти все.


От ученицы
Когда я, двенадцатилетняя девчонка, первый раз оказавшаяся в 49-й школе на уроке математики, сразу угодила на контрольную, в которой из бесконечных «–7.2 ·(–7)» я поняла только знак умножения, минус в моей первой школе я пройти ещё не успела, Вера Николаевна (а это была она, кто ж ещё мог устроить контрольную в любой день недели?) влепила мне тройку и сказала: «Я тебе ставлю три, чтобы ты проснулась!». После этой контрольной я «проснулась», опять стала получать пятёрки, ходила на олимпиаду, и вообще из моих школьных лет чаще всего вспоминаются именно её уроки...

«Списано у Янчук» – фраза в тетрадке моей одноклассницы Лены, которой я просто не могла не помочь решить задачу. «Ответ верный, решение непонятно откуда взялось» – это уже из моей собственной тетради. Вот так она и научила меня думать – решение должно откуда-то взяться, это же само собой!

Вы можете спать спокойно, моя любимая Вера Николаевна, мои решения теперь всегда понятны и берутся оттуда, откуда нужно.

С любовью, Настя



Ещё одной, пожалуй, не меньшей любовью Веры Николаевны была живопись. Она вела у нас уроки ИЗО, где порой искусство переплеталось с геометрией. Как старательно мы пытались изобразить карандашами блики и полутени на конусах и цилиндрах под её руководством! Стремительно появляясь из тесной лаборантской, до потолка заставленной полками с пособиями, она задавала тему урока: «Так, дети, сегодня рисуем ледоход на реке. И помните, акварель должна оставаться прозрачной. Должна светиться изнутри!». А ещё: «Опять, как в детском саду, небо полоской и деревья морковкой?!».

Помнится случай, как, рассказывая про технику рисования неба, она так увлеклась, что взяла краски и прямо на доске начала выводить кисточкой оттенки заката.

Вера Николаевна – учитель строгий и прямолинейный. Ругала она нас, ершистых подростков, много – за невыполненные домашние, за прогулы уроков, за нарушение дисциплины. Но критика её всегда была справедливой и мотивированной.

Про себя, своё детство, семью Вера Николаевна  рассказывала мало, говорила только, что её послевоенное детство было счастливым. Упоминала, как всегда дралась с мальчишками наравне, не могла терпеть, как кого-то обижают и всегда могла постоять за себя и за слабого. Учила этому и нас. Запомнилось её наставление, как нужно готовиться к экзаменам и открытый нам как-то секрет плодотворной работы: «Много-много работаешь, устала – вскочила, полы помыла – вот и отдохнула, и села дальше работать». Вера Николаевна – обладатель тонкого чувства юмора и изысканного словотворчества. Одноклассники записывали за ней её искромётные фразы и часто цитировали их друг другу. «Это что за кривокуляр у тебя?», – спрашивала она про некачественно начерченный перпендикуляр.

Нет у Веры Николаевны громких званий (хотя, на наш взгляд, она их заслужила сполна), не стремилась она к славе и материальным благам… В нашей памяти останется она Учителем, беззаветно преданным своему делу.

Вспоминаются слова нашей замечательной учительницы русского языка и литературы Людмилы Глебовны Требунских: «Многих учителей вы со временем забудете. Сотрутся из памяти лица, имена… Но Веру Николаевну забыть невозможно».

12 декабря 2020 года Веры Николаевны не стало. Очень много из нашего школьного детства связано с нашим дорогим учителем, у нас остались самые тёплые и трогательные воспоминания о том счастливом времени, когда она нас учила. Светлая память человеку с большим и добрым сердцем!

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 


Выпуск 2000 г.
Фото из архива класса
«Читинское обозрение»
№30 (1670) // 21.07.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).