Знать и помнить

«Папа был арестован 5 июня 1937 года, а 30 сентября 1937 был расстрелян»


Почти каждый день телевизор знакомит нас с детьми, которые остались без родителей или без одного из них в связи с распадом семьи или по другим причинам. И сердце сжимается от боли и сочувствия. Но было время, когда в крепких, любящих семьях дети оказывались без пап и мам и попадали в детские дома, где на них бросали косые взгляды. К сожалению, об этом сегодня многие ничего не знают. Это годы сталинских репрессий. В основном, предвоенные годы.

За что?

В то время в Чите одним из градообразующих предприятий был паровозовагоноремонтный завод (ПВРЗ), где работали мои папа и мама. Папа — Воронков Михаил Иванович был одним из ведущих инженерно-руководящих работников. Мама Нина Константиновна работала бухгалтером. Оба молодые, красивые, энергичные, общительные. Мама в свободное время играла в драмкружке клуба ПВРЗ. В 1934 году родилась я. Но вдруг налетел ураган, сметающий всё на своём пути. Репрессии.

8 октября 1937 г. в газете «Забайкальский рабочий» был опубликован материал «Об участниках антисоветской террористической и шпионско-диверсионной организации троцкистов и правых, действующей на железных дорогах Восточной Сибири и занимавшейся по заданиям агентов японских разведывательных органов шпионажем, вредительством и совершением диверсионных актов, а также подготовлявшей ряд террористических актов против руководителей Советской власти». Приведён список из ста шестнадцати человек, в том числе весь руководящий и инженерный состав ПВРЗ. Среди них и мой папа. Эти люди были арестованы, прошли жесточайшие допросы и расстрел. Папа был арестован 5 июня 1937 года, а 30 сентября 1937 был расстрелян. Через некоторое время пришли и за мамой. Её обвинили «в недоносительстве о контрреволюционной троцкисто-вредительской деятельности мужа». Также арест, суд, ужасные дни заключения и «АЛЖИР», Акмолинский лагерь жён изменников Родины. Её осудили на 5 лет. Там мама 7 месяцев работала грузчиком. Ей было 23 года, эта работа подорвала её молодой организм, и она попала в больницу. После этого её перевели на швейную фабрику в вышивальный цех. В лагере наряду с женщинами-политзаключёнными были и женщины, отбывающие наказание по уголовным статьям. Для политзаключённых это было дополнительным испытанием. Когда я позже пыталась аккуратно расспрашивать маму о её жизни в лагере, она всячески уходила от ответа. Для неё это было табу.

   

Михаил Иванович Воронков до ареста                        Михаил Иванович Воронков после ареста, расстрелян в 1937 году

Можно считать чудом, что меня не отправили в детский дом, как других детей «врагов народа» . Это заслуга бабушки. Я не знаю, как ей это удалось. Но она, будучи пенсионеркой и имея ещё сына-школьника, буквально на несколько лет стала моей второй мамой.

Наступило время, когда мама добилась досрочного освобождения путём обращения в правительство страны. У меня хранится очень важный документ, выданный Управлением Карагандинского исправительно-трудового лагеря 7 декабря 1939 года «Справка о том, что Воронкова Нина Константиновна освобождена в связи с прекращением дела». А реабилитировали её почему-то только 16 января 1989 года.


Логвинова (в девичестве) Нина Константиновна, замужем за Воронковым

Как арестовали моих родителей, за что, почему, где они, в то время я не знала и не понимала. Мне было всего 3 года. Но когда я стала взрослеть, из рассказов родных, друзей знания о судьбе самых близких мне людей постепенно заполняли мои мысли, душу, сердце. Нарастали переживания. Когда мама вернулась, я познакомилась со многими мамиными подругами по лагерю и их семьями. Было удивительно, как сплотило их общее горе, и дружба продолжалась всю жизнь. И постепенно многое мне становилось известно и понятно.

Несмотря на то, что мама прошла круги ада в дни молодости, после возвращения домой она оставалась активной, энергичной и вела очень насыщенную жизнь. Участвовала в работе совета ветеранов, играла в Народном театре клуба «Красный Октябрь», была членом правления этого клуба. А в апреле 1988 года вошла в Комитет памяти жертв политических репрессий, созданный по инициативе редактора газеты «Комсомолец Забайкалья» Виктора Васильевича Курочкина.

Память сердца
Это рассказ о моей семье. А по стране их были тысячи. Такое ощущение, что их затягивали в «чёрную дыру». Причём это были лучшие люди страны, которые приносили пользу в разных отраслях: конструкторы, учёные, военачальники, артисты, рабочие и колхозники. Вот это действительно была диверсия. Мы, обездоленные дети репрессированных родителей, получили статус пострадавших от политических репрессий. С годами во мне начало зреть желание объединить таких же, как я. Обратилась в городскую администрацию. И вот 3 февраля 2010 года на заседании комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий была утверждена Читинская городская общественная организация людей, пострадавших от политических репрессий. И мне предложили её возглавлять. Несколько позже был проведён конкурс названий организации. И было выбрано «Память сердца». На первых порах она объединяла около ста человек. Но так как мы все довольно преклонного возраста, наша организация катастрофически сокращается. И мы с нетерпением ждём, когда память о невинно погибших наших близких будет достойно увековечена.

Есть памятное место на Амурской улице, есть место захоронения найденных останков расстрелянных в 1937-38 годах в лесу под Смоленкой. И спасибо администрации города, что мы можем организованно побывать там раз в году в Краевой день памяти 9 августа. Но нет настоящего памятника и нет Стены скорби. Ещё в октябре 1987 года Курочкин выступил с инициативой открыть в Чите памятник жертвам политических репрессий. Сначала это вызвало взрыв негодования со стороны партийных органов. Но после выступления Горбачёва на пленуме ЦК КПСС о сталинских репрессиях, всё успокоилось. Был проведён всесоюзный конкурс на лучший проект памятника. Заключительный этап проводился в Читинском художественном музее. Но на тот проект, который победил, как всегда, не хватило денег. И в результате возник другой проект, и 28 ноября 1992 года состоялось открытие так называемого памятника с камнем из Мраморного ущелья, где когда-то был сталинский лагерь. Во многих городах есть более монументальные памятники. Вот, например, замечательный монумент в Магадане «Маска скорби».

О пережитом
30 октября 2009 года во Всероссийский день памяти Дмитрий Медведев, который был в ту пору президентом страны, выступал около этого памятника и подчеркнул, «что память о национальных трагедиях так же священна, как память о Победе, и что в России нужны музейно-мемориальные центры, которые будут передавать память о пережитом из поколения в поколение». А 30 октября 2017 года президент России Владимир Путин, открывая в Москве на проспекте Сахарова «Стену скорби», призвал, чтобы подобное было и в других городах. Но, к сожалению, у нас до сих пор нет ни достойного памятника, ни полноценного музея. Правда, создан комитет по возведению Стены скорби, которая по проекту планируется в лесу. Но ведь это будет недоступно взору жителей города и гостей. И все мои товарищи по организации «Память сердца» считают, что такая Стена памяти с фамилиями репрессированных должна быть в городе, как и Мемориал боевой и трудовой славы. А то, что создано в Смоленском лесу, должно оставаться как место поклонения.

Мы очень благодарны авторам многотомного издания книг памяти жертв политических репрессий в Восточном Забайкалье. Но ещё хорошо бы издать книгу воспоминаний пострадавших от политических репрессий, пока мы живы.

30 октября отмечался Всероссийский день памяти жертв политических репрессий. Уважаемые земляки, познакомьтесь с этим историческим периодом и задумайтесь. Пусть никогда такое не повторится.

Все материалы рубрики "Задело"

 


Маргарита Логвинова,
руководитель организации
«Память сердца»

«Читинское обозрение»
№45 (1685) // 03.11.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).