Надежда Закаблуковская: «Роль Читы в Маньчжурской операции значительна»

Начинаем публикацию серии материалов «Вторая мировая. Роль Читы и забайкальцев в Победе»


Уважаемые читатели! Мы предлагаем ознакомиться с материалами проекта Главы Читы Евгения Ярилова «Вторая мировая. Роль Читы и забайкальцев в Победе» с участием авторитетных экспертов: историков, краеведов, учёных. 

Сегодня мы публикуем интервью заведующей Военно-историческим музеем Дома офицеров Забайкальского края, заслуженного работника культуры Читинской области, кандидата исторических наук Надежды Закаблуковской. Полную версию этого текста вы можете прочесть на сайте Думы городского округа в разделе «Вторая мировая. Роль Читы и забайкальцев в победе».

— Надежда Николаевна, продолжая тему, связанную с окончанием Второй мировой войны и роли нашего края и Читы в этих событиях, сложно не упомянуть о том, что возглавляемый вами коллектив музея этой теме уделяет должное внимание в течение многих лет.

— Да, в четвёртом экспозиционном зале нашего Военно-исторического музея Дома офицеров Забайкальского края, можно сказать, соединились две победные точки советских вооружённых сил во Второй мировой войне. Одна из них — победа в Европе в мае 1945 года, окончание Великой Отечественной войны и победа на Дальнем Востоке над милитаристской Японией в августе 1945 года, которая стала второй войной Советского Союза.

— Давайте остановимся на нескольких аспектах в проведении Маньчжурской стратегической наступательной операции. Как к ней подготавливались, формировали фронт? И вообще, что из себя представляет Квантунская армия?

— Вступление Советского Союза в войну с Японией в августе 1945 года — это было выполнение союзнических обязательств, стремление к скорейшему восстановлению всеобщего мира, устранение постоянной угрозы со стороны милитаристской Японии, которая не упускала возможности нападения на нашу страну, а также и возвращения отторгнутых Японией Южного Сахалина и Курильских островов. С этой целью запланировали Маньчжурскую стратегическую наступательную операцию. Поэтому и театр военных действий охватил значительную территорию, включая Северо-Восточный Китай, где располагалось марионеточное государство Маньчжоу-Го, Северную Корею, Сахалин, Курильские острова. К августу 1945 года Квантунская армия представляла собой грозную военную силу, которой были оперативно подчинены армия Маньчжоу-Го и войска Внутренней Монголии, состоявшие из дивизий князя Девана и Суйюаньской армейской группы.

В Маньчжурии вблизи границ Советского Союза было построено японским командованием 17 укрепрайонов. Интересные данные о строительстве укрепрайонов приводятся в книге Николая Гордеева и Сергея Жданова «Забайкальский фронт». Это были мощные сооружения, их общая протяжённость составляла около 3–4 тысяч километров. Каждый из укрепрайонов занимал до 100 километров по фронту и не менее 50 в глубину. Самые мощные Чжалайнор – Маньчжурский и Хайларский размещались в непосредственной близи забайкальского участка границы. Строили укрепрайоны не сами японцы, а китайцы и монголы, которых после завершения строительства японское командование в целях сохранения тайны расстреливало.

Ставка Верховного главнокомандования, готовясь к войне, всё это учитывала и принимала необходимые действия с целью разгрома японских военных группировок. Итак, стратегический замысел Маньчжурской операции, который уже определился к концу июня 1945 года, заключался в следующем: необходимо было в кратчайшие сроки окружить японские войска нанесением двух встречных ударов, разделить их и принудить к капитуляции.


Укрепляя боеспособность Забайкальского фронта
— Для боевых действий развернули три фронта: Забайкальский, в составе которого действовали и войска МНРА, 2-й Дальневосточный в Приамурье и 1-й Дальневосточный в Приморье. К проведению операции привлекали Тихоокеанский военно-морской флот и Амурскую речную военную флотилию. Общее руководство военными действиями осуществляло главное командование советских войск на Дальнем Востоке во главе с маршалом Советского Союза Александром Василевским. Летом 1945 года по рекомендации Василевского командующим Забайкальским фронтом назначили маршала Советского Союза Родиона Малиновского.

В Забайкалье и на Дальний Восток направили опытных полководцев и военачальников: К.А. Мерецкова, М.Б. Захарова, С.П. Иванова, А.Н. Крутикова, А.Л. Белобородова, Н.И. Крылова, А.А. Лучинского, И.И. Людникова, А.Г. Кравченко, А.И. Данилова, И.М. Манагарова, И.А. Плиева, П.Ф. Рожкова, С.А. Худякова и других. Для проведения Маньчжурской операции потребовалось перемещение советских войск в Забайкалье и на Дальний Восток.

Труд и вклад в победу железнодорожников Забайкалья поистине огромен. Такие факты: были переброшены управления двух фронтов, четырёх армий, 15 стрелковых, артиллерийского, танкового и механизированного корпусов; 36 стрелковых, артиллерийских и зенитных артиллерийских дивизий; 53 бригады и два укрепрайона; более 403 тысяч человек.

Множество войск поступило в состав Забайкальского фронта. Например, для переброски 39-й армии под командованием генерала Ивана Людникова из Восточной Пруссии потребовалось также 110 эшелонов и 56 дней.

В состав Забайкальского фронта также перегруппировались две армии из Чехословакии, имевшие большой опыт боевых действий в степной и горно-лесистой местности. Хорошо укомплектованной личным составом, боевой техникой и автотранспортом, боеприпасами и другими материальными средствами 53-й армии генерала Ивана Манагарова для перегруппировки потребовалось 120 эшелонов и 56 суток: погрузка заняла 20 дней (1–20 июня), с 30 июня по 26 июля эшелоны разгружались в районе города Чойбалсан, откуда по мере прибытия направлялись своим ходом в районы сосредоточения.

В среднем соединения армии находились в пути 30–40 суток. К 21 июля в Читу прибыло полевое управление 2-го Украинского фронта под командованием маршала Родиона Малиновского. Руководящий состав полевого управления возглавил Забайкальский фронт.


Всё — для Забайкальского фронта
Важной и сложной задачей в подготовке Маньчжурской стратегической операции явились организация и подготовка фронтовых и армейских тылов. С июня 1945 года Забайкальскому фронту предстояло накопить до 4–5 комплектов боеприпасов для всех видов вооружения, 30 заправок авиабензина, 20 автобензина и 10 заправок дизельного топлива, а также шестимесячную потребность в продовольствии. Создали множество фронтовых и армейских складов.

Большое внимание уделялось изучению и разведке санитарно-эпидемиологической обстановки. Далее — подготовка автотранспорта. Всего у Забайкальского фронта было 49 053 автомашины. Также построили и отремонтировали шахтные колодцы, развернули пункты водоснабжения. Для подвоза дров войскам Забайкальского фронта использовалось до 50 железнодорожных вагонов и множество автотранспорта. Ни на один день не прекращалась боевая учёба и воспитание личного состава.

В подготовке и проведении Маньчжурской операции значительна роль нашего города — Читы, особенно в июле 1945 года. В том, что здесь, недалеко от Читы, находился штаб Главного командования войск на Дальнем Востоке. 7 августа 1945 года все фронты получили директиву о начале боевых действий против Японии.


Тремя фронтами. Наступление

— Расскажите, пожалуйста, про 8 августа 1945 года, когда советское правительство объявило войну Японии?


— После объявления войны 8 августа, уже 9 августа развернулись военные действия трёмя советскими фронтами одновременно. 1-й Дальневосточный фронт начинал наступление под мощным грозовым дождём без артподготовки, исключая 35-ю армию, которая перед наступлением провела 15-минутный артиллерийский налёт.

Внезапность нападения позволила быстро преодолеть первую линию обороны противника и продвигаться дальше. По всей полосе наступления Забайкальского фронта сопротивление противника было слабым, так как основные силы японских войск были отведены вглубь Маньчжурии. Войска фронта встретили сопротивление на своём левом крыле, где японцы, опираясь на реку Аргунь и укреплённые районы, пытались задержать наступление частей 36-й армии.

С Тамцагского выступа на территории Монгольской Народной Республики (МНР) наступали главные силы Забайкальского фронта — 39-я и 6-я танковая армия. За танковой армией выдвигалась из второго эшелона 53-я армия генерал-полковника Ивана Манагарова. Южнее выступа наступали 17-я армия и советско-монгольская конно-механизированная группа под командованием Иссы Плиева.

Соединения фронта на отдельных направлениях продвинулись до 50 километров. Многое зависело от умелости, опыта и выдержки механиков-водителей, активно использовалась помощь сапёров.

Но ни ожесточённое сопротивление противника, ни тяжелейшие погодные условия не смогли остановить стремительного продвижения советских войск.

В результате боёв с 9 по 14 августа войска Забайкальского фронта продвинулись вглубь Маньчжурии на 250–400 километров, вышли на Центрально-Маньчжурскую равнину и развернули наступление в направлениях к основным военно-политическим и промышленным центрам Маньчжурии.

17 августа, как отмечал Александр Михайлович Василевский, руководство Квантунской армии «окончательно потеряло управление разрозненными войсками». 5-ю армию 1-го фронта разгромили, 3-я её армия понесла большой урон. Военно-морская база Сейсин оказалась захваченной морским десантом и 25-й армией. Главнокомандующий Квантунской армией Отодзо Ямада начал переговоры с советским главнокомандованием на Дальнем Востоке.

Радиограммой он уведомил советскую сторону о том, что отдал по армии приказ о прекращении военных действий и сдаче оружия советским войскам. Однако сопротивление японцев продолжалось. Это было вызвано не только нарушенной связью штаба Ямада с войсками, но и отсутствием заявления о капитуляции вооружённых сил Японии в Маньчжурии.

19 августа положение Квантунской армии существенно ухудшилось. 18 августа пали последние укрепрайоны, включая Хайларский. С 18 по 27 августа были высажены многочисленные воздушные десанты в Маньчжурии, Северной Корее, а также на островах Сахалин и Итуруп. Воздушные десанты направили в Харбин, Гирин, Мукден, Чанчунь, порт Артур и Дальний.

19 августа в Чанчуне, где находилась ставка японского командования, высадился воздушный десант с полковником Иваном Тимофеевичем Артёменко. Ещё во время подготовки Маньчжурской операции Артёменко направили в спецгруппу, которая разрабатывала план переброски 6-й гвардейской танковой и 53-й общевойсковой армии на восток для предстоящих сражений с милитаристской Японией.

В этот раз он был уполномочен командующим Забайкальским фронтом маршалом Родионом Малиновским принять капитуляцию у главнокомандующего Квантунской армией генерала Ямады. Парламентёры явились в его кабинет в момент совещания. На требование о капитуляции, вспоминал Артёменко, «Ямада молчал. Дар речи вернулся к нему, когда над городом загудели советские бомбардировщики и десантные самолёты… В 14 часов 10 минут 19 августа 1945 года акт капитуляции Квантунской армии подписали и объявили по радио».

…С 19 августа японские войска капитулировали почти повсеместно.


Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Подготовила Лариса Семенкова
«Читинское обозрение»
№15 (1707) // 13.04.2022 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).