Зелёный бренд

Часть I


Любопытно было бы провести среди забайкальцев опрос на тему, какой из районов нашего края они считают самым экологически чистым.

Наверное, вряд ли победителями в таком опросе оказались бы урбанизированный Читинский район, рудный Краснокаменский, знаменитый харанорским углём Борзинский или не менее знаменитый золотом Могочинский. Но, конечно, и без «зелёных» лидеров бы не обошлось. Есть у нас дальний «таёжный тупик» Тунгиро-Олёкминский, его северный собрат Тунгокоченский район, патриархально-аграрный Приаргунский...

И всё же из всех «зелёных» районов я бы на первое место поставил Красночикойский. Конечно, не из-за того, что он «зеленее» Тунгокоченского или Газимуро-Заводского. Но по причине специфики его природных ресурсов, которая породила особую привязанность человека к тайге и воде, специфический симбиоз, который стоит на двух природных особенностях этой территории.

Во-первых, значительная часть района — это горная тайга. Не просто лес, а крупный таёжный массив, покрывающий обширное Хэнтэй-Чикойское нагорье с его высотами полтора-два (и даже выше) километра над уровнем моря. На таких высотах «тормозят» дождевые и снеговые тучи, снабжая эту территорию дополнительной порцией осадков. Много снега зимой, обилие горных ключей, образующих ручьи и реки. Во всём Забайкалье такая тайга — самая устойчивая к пожарам. Если не брать в расчёт наш почти безлюдный север, чикойская тайга — самый крупный и последний сохранившийся в малонарушенном состоянии участок девственных забайкальских лесов, сравнительно мало горевших и мало вырубленных. Конечно, там тоже горит и рубится, как без этого? Но всё же не сравнить с большинством других наших районов, покрытых плешинами гарей и вырубок.

Нагорье поддерживает и вторую особенность района — богатство его кедровников. Сибирская кедровая сосна любит многоснежье и влажную прохладу. Столетия назад чикояне осознали ценность кедрового ореха и научились его заготавливать и использовать. До сих пор благосостояние значительной части жителей района базируется на природных богатствах, среди которых орех выступает главным кормильцем. Не случайно, в урожайный год едва ли не половина чикоян перебирается в тайгу, на его заготовку. Кедр не ежегодно даёт урожай, но в среднем несколько тысяч тонн ореха вывозится из района преимущественно в необработанном виде.

В 2020 году урожайная осень дала забайкальцам (первым делом, чикоянам) около 14 тысяч тонн орехов. Это больше двухсот гружёных железнодорожных вагонов. В последние годы чикойский орех только растёт в цене, раскупается на российском рынке, не всегда успевая добираться до бездонного китайского. Журналисты подсчитали, что в 2020 году у заготовителей было закуплено орехов, как минимум, на 4,5 миллиарда рублей. К слову, эта сумма равна пяти годовым бюджетам Красночикойского района. Ну, или двадцатой части бюджета всего Забайкальского края. Кто-то скажет, что журналисты могли приукрасить, да и случается такой урожай не часто. И тем не менее...

Кто-то добавит, что доходы эти идут мимо бюджета и оседают в карманах чикоян. Но люди делают покупки, строят дома, лечатся, учат детей и не спешат покидать щедрую чикойскую землю.

Часть II

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 

 

Олег Корсун
Фото автора
«Читинское обозрение»
№2 (1694) // 12.01.2022 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).