Зона труда

Пресс-тур в краснокаменскую ИК-10 общего режима


Пастух Александр, заворачивая в стадо здоровенного быка-производителя Батоху калмыцкой породы, рассуждает: «Что я на воле бы коров пас - что здесь. Какая разница? Трудиться везде надо, я так понимаю…». На стаде Александр работает только второй день, до этого отбывал срок и работал на поселении. 

Мясо-молоко

Новоиспечённый пастух присматривает за стадом в нескольких километрах от Краснокаменска. Здесь находится ферма исправительной колонии №10, где работают осуждённые под присмотром сотрудников учреждения. Коричневые «калмыки» с рогами-ухватами мерно пасутся вместе с курдючной породой овец.



Начальник центра трудовой адаптации осуждённых, подполковник внутренней службы Вячеслав Москвитин поясняет, что ставку в подсобном хозяйстве делают на мясные породы, но не забывают и о молочных породах бурёнок. Молоко, надоенное доярами из числа осуждённых, проходит пастеризацию на специальном оборудовании в столовой колонии. Сертифицированное молоко реализуется населению, образовательным учреждениям. К слову, директора этих самых учреждений поначалу настороженно относились к продукции из-за решётки – не соглашались брать молоко из рук осуждённых. Но после личной экскурсии по производству покупать продукцию всё же согласились.



Всё своё
Из молока заключённые производят также сметану, творог и даже брынзу – всё попадает на столы краснокаменцам. В подсобном хозяйстве трудится 15 человек, все они получают зарплату, из которой высчитываются суммы по судебным искам.



В этом году колония заготовила 300 тонн сена, что маловато, конечно. Всему виной засуха, которая к тому же полностью уничтожила посевы овса. Пшеницы же заготовили – 40 тонн.

Высаживают здесь картофель, капусту, морковь, свёклу, выращивают огурцы в парниках, помидоры в теплицах. Растят и малину. В этом году её заготовили аж 1,5 тонны! Весь урожай идёт на столы самим же заключённым, какая-то часть реализуется населению на специальных ярмарках (как городских, так и устраиваемых администрацией исправительного учреждения). Как утверждают сотрудники колонии, люди закупают у них овощи тележками, мясо – десятками килограммов. «Потому что знают: всё своё».





Только натуральное
Всего в исправительном учреждении общего режима содержится 700 заключённых, все они впервые осуждены к реальным срокам наказания. И только 168 из них – трудятся, потому что рабочих мест на всех не хватает.

Пока мы осматриваем хоздвор на территории колонии, двое мужчин чистят скотские дворы, вывозят навоз на телеге, запряжённой лошадью. Тут же дымит печь, в которой заваривается корм. В отдельном вольере гогочут упитанные гуси (вес порой достигает 7 кг), скоро их будут забивать, мясо пойдёт на стол заключённым и на ярмарку, куда отправляется до 100 тушек птицы. В следующем вольере расхаживают курицы, тут же за сеткой протянула пятак любопытная свинья.



А ещё заключённые трудятся на колбасном производстве. Для этого администрация заключила договор с предпринимателем, для которого осуждённые – главная рабочая сила. Сырьё для колбасы – натуральное, со своего же хоздвора. Кроме вкусной колбасы, которая вмиг разлетается в торговой точке Краснокаменска, можно приобрести копчёное сало и мясо в вакуумной упаковке.

Окно за три дня
Ещё одним новшеством в колонии стал цех по выпуску пластиковых окон. Сырье завозит в цех предприниматель, рабочая сила – те, кто попал за решётку. Если раньше горожанам приходилось ждать месяц, когда заказ исполнят в Чите и доставят в Краснокаменск, то теперь у них есть возможность заказать окна в колонии. Срок исполнения – от трёх до семи дней. Вячеслав Москвитин заверил, что специалисты в цех отбирались такие, кто на свободе имел дело с пластиком.

А вот в токарном цехе многие трудятся, получив дипломы токарей в ПТУ, локализирующемся на базе колонии (на выбор шесть специальностей). Например, Владимир Кудияров – токарь. Парень всё отмахивался: срочный заказ, некогда говорить. Однако потом станок заглушил, защитные очки сбросил.



– Четыре года отучился здесь, получил диплом. Сначала не получалось, теперь я могу сделать всё. На воле тоже займусь этой работой. Делаем на ППГХО нестандартные детали для машин.

Краснокаменское ППГХО было основным заказчиком для цеха. Сейчас заказов от него поубавилось, но токари и сварщики делают гаражные ворота, решётки для балконов, могильные оградки и прочее. Улыбнувшись, Владимир включил свой станок и вернулся к работе.

17 рублей за булку
В следующем цехе – хлебный дух, запах дрожжей и жар печей. Только пекари в белых колпаках и униформах поспешили укрыться от камер. Осуждённые выпекают хрустящий хлеб четырёх сортов (в пекарне булка стоит 17 рублей), батоны, булочки с маком, джемом и даже пышные пироги на заказ. Пекарня работает круглосуточно, в смене – по восемь человек. В сутки из печей вытаскивают 800 булок хлеба, часть идёт в столовую, остальное – на прилавки магазинов.



Осмелившись немного, осуждённый Иван Филатов рассказал, что по ту сторону забора четыре года работал пекарем. На мой вопрос: «Что самое вкусное в пекарне?» с улыбкой заверил: «Всё».

Ножницы с номерами
А в этом цехе лихо строчат швейные машинки. Молодые люди дружно шьют гаражные шторы. С ловкостью кроят, складывают и сшивают куски ткани и утеплитель. Здесь же заключённые производят спецодежду, рукавицы и прочее для самих себя и соседей по камерам. Любой желающий может заказать костюмы для похода в лес. Заключённые даже заказывают такие за деньги своим родным в подарок. В цехе уютно: на стенах и подоконниках горшки с цветами.



В холле железный сундук с крепким замком. Заглядываю. В нём: разнокалиберные ножницы и резаки, на каждом – индивидуальный номер. Чуть поодаль от ящика два парня ремонтируют швейную машинку. Один из них, представившийся Николаем из Ясногорска, пояснил, что колюще-режущие инструменты – предметы строгой отчётности.



Коле осталось сидеть 1,5 года. Работать старается хорошо, ведь в поощрениях за качественный труд – дополнительные длительные свидания, посылки и другое. Николай предпочитает дополнительные посылки.

Но потрудиться арестантам стоит ещё и ради того, чтобы попасть в тюремный корпус с облегчёнными условиями содержания.

«Без косяков»
Заключённый Николай отбывает срок в таком корпусе уже несколько месяцев.

– Там хорошие условия, есть горячая вода, душ, туалет. Чтобы попасть на облегчённые условия, надо отсидеть полгода, хорошо работать без косяков.

Четырёхэтажный корпус больше похож на общежитие. Заместитель начальника ИК-10 по вопросам безопасности и оперативной работе, подполковник Сергей Иванов провёл нас по одному из этажей и пояснил, что в каждой комнате по шесть человек, что позволяет уйти от системы общего проживания в бараках. Всё для того, чтобы случалось меньше конфликтов, в каждой комнате контингент тщательно подбирается психологами, оперативниками. В корпусе есть тренажёрный зал, работающий по графику, душевая, буфетная, комната для просмотра телевизора. Нормы жилой площади в корпусе соответствуют международным стандартам, «...что в два раза превышает установленные в России нормы. На каждого заключённого приходится по четыре квадратных метра жилой площади».

В корпусе сегодня заслужили отбывать срок 189 человек. К слову, здесь нет лязга замков. Комнаты не запираются, и заключённые могут свободно перемещаться по зданию. Однако все они находятся под наблюдением – всюду видеокамеры.

Что им надо?
Вот так отбывают срок заключённые в ИК-10. Но, к сожалению, 50% из них снова возвращаются в казённые стены. Рецидивы на воле (арестанты не говорят «свобода») приводят к тюрьмам со строгим режимом.

Среди идущих колонной на обед заключённых глазами я насчитала всего пару взрослых мужиков. Основная часть – молодёжь. И показалось, они вполне жизнерадостные. Но что мешает им вот так же вкалывать вне этих стен, нянчить детей, учиться? Неужели приятно есть, спать, работать – жить по команде?..

Все материалы рубрики "Темы"

 


Ольга Чеузова
Фото пресс-службы
УФСИН Забайкальского края

«Читинское обозрение»
№45 (1415) // 09.11.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).