Чёрные птицы

Не является ли появление массы громко и пронзительно галдящих птиц некоей дурной приметой?


Если ворон в вышине,
Дело, стало быть, к войне.

Булат Окуджава


За последние дни журналисты уже четырежды спрашивали меня о больших скоплениях чёрных птиц, собирающихся в районе Каштака на северной окраине Читы.

Очевидно, интерес представителей СМИ к орнитологии подогревается обсуждением, которое развернули наши земляки в социальных сетях: не является ли появление массы громко и пронзительно галдящих птиц некоей дурной приметой, сигнализирующей о наступлении тяжёлых времён? Мы и в обычной-то ситуации огорчаемся из-за просыпанной соли и косо смотрим на перебежавшую дорогу чёрную кошку.

Давайте успокоим тех, кто верит в дурные приметы. Птицам нет никакого дела до человеческих бедствий, и если они собираются в стаи, то за этим стоят вполне естественные причины. Для многих птиц образование стай, даже очень крупных — нормальная поведенческая стратегия. Одним так удобнее совершать перелёты — молодёжь следует за более опытными. Другие чувствуют себя в стае более защищёнными — легче заметить врага, а иногда и отогнать его подальше. Зачастую скопления формируются в местах, удобных для кормёжки или ночлега.

Вот с этого и начнём. В Забайкалье живёт несколько видов крупных тёмных и крикливых птиц. Это во́рон, чёрная ворона, даурская галка, большеклювая ворона и грач. При этом первые три вида обычны возле Читы и часто попадаются на глаза. Конечно, есть ещё сороки — обыкновенные и голубые, но этих длиннохвостых трещоток трудно с кем-то спутать.

Разберёмся с остальными кандидатами. Во́рон — самый крупный в этой компании — не любит шумные сборища и предпочитает держаться подальше от людей. Зато чёрная ворона давно стала спутником человека, с удовольствием посещающим городские свалки и очистные сооружения. Гнездятся эти птицы в стороне от людей, да и в зимнее время стараются в городе не ночевать. Далеко не улетают, предпочитая устраиваться на ночлег на высоких деревьях. Здесь безопаснее, особенно если собраться плотной группой.

Читинцы знают, что вдоль всей северо-восточной окраины города сохранились остатки соснового массива — идеальное место для вороньего ночлега. Именно отсюда они каждое утро летают в южном и юго-западном направлении — к заветным местам кормёжки, а вечером группами возвращаются обратно, к шумной, но дружной ночлежке. Это наш первый подозреваемый. Однако к началу апреля воронам уже пора не только разбиваться на пары, но и заниматься строительством гнёзд.

Другой кандидат — даурская галка. В отличие от ворон, галки у нас не зимуют, предпочитая откочёвывать в более южные места. Возвращаются они к середине марта и, будучи коллективистами, могут довольно долго держаться стаями. При этом если вороны с кормёжки летят небольшими группами, галки способны собираться и в тысячные стаи. Загнездятся они лишь в начале мая, поэтому расставаться со стаей не спешат.

Отличить галок от ворон несложно. Если есть сомнение в размерах и окраске, то обратите внимание на голос. Звонкие галочьи крики заметно отличаются от хриплого вороньего карканья. И пусть никакие птицы вас не пугают: все человеческие счастья и несчастья — только в наших собственных руках.

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
Фото автора
«Читинское обозрение»
№17 (1709) // 27.04.2022 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).