Диагноз: «Влюблён в Читу»

Его можно безошибочно ставить архитектору Алексею Шегере


Вряд ли кто-то знает наш город лучше, чем Алексей Иович. Вот кто бы ещё рассказал, что двор по адресу: Чкалова, 145, где размещается редакция «Читинского обозрения», – первый проект молодого архитектора Шегеры, который прибыл в Читу из Киева в 1959 году...

По приезду в наш город 25-летний архитектор работал в тресте «Читастрой» мастером-строителем и только через два года стал главным архитектором города, затем и области. Чита тогда могла «похвастаться» 56-ю каменными домами, тремя заасфальтированными дорогами, деревянной застройкой и генпланом на 150 тысяч населения.

– Сегодня многие ругают: мол, «загадил» город типовыми застройками. А какие проекты мы могли ещё воплощать в жизнь? Так строилась вся страна, типовое проектирование спускалось сверху. Их разрабатывали ведущие институты, – поясняет Алексей Иович, который ехал в Читу года на три, но прожил уже почти 60 (в феврале отметил 80-летие). 

В те времена в сжатые сроки массово появлялись «хрущёвки», людей переселяли из бараков, ветхих деревяшек. За красотой не гнались, налегая на количество квадратных метров. Отрасль была нищей на материалы: в Чите не было кирпича, панелей, перекрытий. Железобетонные конструкции впервые начали использоваться только при строительстве «пушкинки», точнее, её книгохранилища. 

В отделе по делам строительства и архитектуры Читинского облисполкома (позже – главное управление архитектуры и градостроительства), который возглавлял А.И. Шегера, трудилось всего 12 человек – на всю область. «Работали, как сумасшедшие!» – говорит Алексей Иович, а подтверждение этих слов – тысячи возведённых домов, сотни кварталов, десятки микрорайонов. 

День или ночь – Шегера в работе. Вот и проект пристройки к гостинице «Забайкалье» появился на бумаге ночью, когда маленькая дочка Алёночка посапывала в кроватке. Вместе с любимой женой Лидией Павловной корпели над проектом (супруга – техник-строитель, чертёжник). 

– Она – моя любовь на всю жизнь. Встретились в Чите, – улыбается архитектор. – В Забайкалье вообще красивые женщины. 

Построив семью, они принялись проектировать микрорайон «Черёмушки». В разработке был большой молодёжный центр, но вместо него вырос Мемориал. Улица Ленина, по замыслам, должна была быть пешеходной... 

За 36 лет на посту главного архитектора право на жизнь получили более шести тысяч объектов различной направленности. Из больших: силикатный завод, камвольно-суконный комбинат, ГРЭС Читы, Харанора, Жирекенский, Орловский ГОКи, читинский участок БАМа и многое другое. 

– Я не был чиновником, я был функционером. Документы подписывал от имени советской власти. И не было заседания исполкома, на котором меня в чём-то не обвиняли бы или не снимали с должности. Когда я ещё был городским архитектором, меня даже исключили из партии на горкоме, но ошиблись, ведь я на тот момент в ней не состоял. Тогда и получил партбилет.

Вступление в партию для него было делом священным: 
– Мой старший брат Анатолий вступал в компартию в окопе, под пулями. Он с выпускного вечера ушёл на войну. Ремонтировал танки на передовой и на последней подлатанной боевой машине уходил в бой. Имел пять ранений и медаль за боевые заслуги. Орден Красной звезды получил 20 лет спустя. 

«Прелести» войны Алексей Иович и сам прочувствовал сполна. Детство помнится оккупацией родного Киева. 

– В Сирии сегодня точно так же. Я вырос в такой Сирии. Скучаю по Крещатику, от которого рукой подать до Днепра. Детство прошло на Бессарабке, с которой начинается Крещатик, – проводит пальцем по рисункам на стене Алексей Иович, которые набросал по памяти. 

Здесь же фотографии родителей, которые мало что сыновьям рассказывали о родне. 
– Мама – дочь священника (весьма непопулярное в те годы происхождение), она играла на пианино во время показа немых фильмов. Отец с Западной Украины, все его родственники до 39-го года жили за границей. Работал агрономом. От семейных историй родители нас оберегали. 

Бережливостью отличается и сын. В кабинете Шегеры огромное количество коробок с негативами. Куда бы ни ехал архитектор, он всегда брал с собой фотоаппарат. 150 коробок негативов – достояние для Читы, которое потихоньку начал сдавать в архив. За что ему огромное общественное спасибо! 

В заключение нашей беседы, будто с оглядкой в прошлое, Алексей Иович сказал: 
– Чита всегда имела огромные перспективы для развития, но они ни разу за мою жизнь не реализовались. Сейчас город переживает сильный упадок. Но я всегда говорю, что Читу можно сравнивать только с Читой и ни с какими другими городами. Разные потенциалы, разное руководство, которое всегда сидело в Чите, но видело себя в Москве. Некоторые уехали в итоге! Скажем честно: на одарённых и деятельных первых руководителей нам не очень везло.

Давайте и мы от мала до велика, от простого жителя до большого руководителя будем любить нашу Читу так же, как Алексей Шегера, радеть за неё! 

Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Ольга Чеузова
Фото Евгения Епанчинцева

«Читинское обозрение»
№21 (1401) // 25.05.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Читинка 03:10 27.05.2016
Шегера - единственный долгожитель в кресле главного архитектора области. Сколько ему пришлось перенести самодурства властей, знают немногие. Ведь наши высокопоставленные чиновники считали себя большими знатоками и в архитектуре и в строительстве. Поэтому часто обрывали его инициативы, грозили пальчиками. А ведь он - то как раз хотел как лучше, как современнее, грамотнее строить город. И сейчас эти "указания свыше" проявляются уродливыми пятнами в разным местах Читы. А вообще он - молодец, смело противостоял, хотя тратил на это свои нервы, своё здоровье. Поздравляю с восьмидесятилетием!
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).